«Почти не программирую. Приходится быть т. н. „менеджером“» Пять лет назад умер один из основателей “Яндекса” Илья Сегалович

«Почти не программирую. Приходится быть т. н. „менеджером“» Пять лет назад умер один из основателей “Яндекса” Илья Сегалович

Пять лет назад, 27 июля 2013 года, умер Илья Сегалович, основавший вместе с Аркадием Воложем “Яндекс”, придумавший само это слово - Yandex, и до последних дней занимавший пост директора по технологиям компании. У Сегаловича был рак желудка, а за несколько дней до смерти у него диагностировали опухоль мозга. Ему было 48 лет. Редактор “Медузы” Султан Сулейманов вспоминает Сегаловича - и рассказывает о его жизненных принципах, которые вдохновляют многих из нас по сей день.

“На мемориальной странице, созданной “Яндексом” на следующий день после смерти Ильи Сегаловича, его описывают в том числе так: “Эрудит и гражданин с активной жизненной позицией”. В отличие от многих соотечественников, добившихся значимых успехов в IT-сфере, Сегалович оставался едва ли не единственным, кто помимо своего дела интересовался еще и тем, как и чем живет страна.

Илья Сегалович - один из важнейших героев современной истории России. Без него, скорее всего, не было бы никакого “Яндекса” - именно он сделал первую версию поисковика, а в дальнейшем участвовал в создании и развитии примерно всех ключевых сервисов компании. Его друг и напарник Аркадий Волож, прощаясь с Сегаловичем, вспоминал его “энциклопедичность в технологиях и чистое видение продукта” - а бывшие коллеги рассказывали, что он прислушивался к мнению каждого и встречи технические любил гораздо больше, чем бизнесовые. В 2001 году он, кажется, вовсе без радости, описывал свою работу так: “Последний год-полтора почти совсем не программирую. Приходится быть т. н. менеджером“.

Было у Сегаловича качество, которому особенно легко позавидовать: в отличие от других “менеджеров”, он точно знал, как жить правильно - и не отступал от своих принципов. А иногда еще и рассказывал о них. В декабре 2011 года в коротком интервью “Коммерсанту” о благотворительности (Сегалович участвовал в жизни студии “Дети Марии”, основанной его женой Марией Елисеевой и помогающей московским сиротам) он сказал: “Правильно поступать не так уж трудно - надо просто поставить себя на место другого человека, почувствовать то, что он чувствует. Почувствуешь - и поступишь правильно”.

В августе 1991 года Сегалович посчитал правильным выйти на Манежную площадь и защищать Белый дом. В мае 2012-го - не ходить на Болотную, чтобы не навредить “Яндексу”. Цитата из “Яндекс.Книги”: “Теперь у нас публичная компания, и моя персона с ней сильно ассоциируется. Если бы я был хотя бы на одну ступеньку ниже, пошел бы”. Но ровно в том же мае он записался наблюдателем на выборы президента России - и одновременно поучаствовал в разработке приложения для наблюдателей и технологии, которая помогла бы сделать выборы прозрачными и анонимными (власти ее так и не опробовали).

В декабре 2012 года депутаты Госдумы приняли документ, который они сами называли “законом Димы Яковлева” - а оппозиция “законом подлецов”. Он предусматривал, в частности, запрет на усыновление российских сирот американцами. Сегалович был резко против - и решил, что молчать нельзя. На своей странице во “ВКонтакте” он писал: “Они в бешенстве решили искалечить чужих детей, с которыми жизнь и так обошлась очень жестоко”. В интервью на “Дожде” Сегалович объяснял, что не считает американские семьи лучше российских. Он в принципе полагал, что любая семья лучше любого детского дома, и мечтал, что когда-нибудь детских домов не останется. “Хотелось бы какого-то чуда, волшебной палочки, чтобы раз - и система выборов заработала, два - и всех сирот из детских домов забрали бы в семьи. Вот за это изобретение я бы заплатил любые деньги”, - рассказывал он “Снобу”, когда его спросили, что бы он хотел изобрести. (А еще - маховик времени, как у Гермионы Грейнджер.)

Уже после смерти Сегаловича, осенью 2016 года, его жена Мария Елисеева рассказывала, как “закон Димы Яковлева” отразился на ее студии: из-за него закрылись программы, в рамках которых воспитанники российских интернатов могли несколько недель жить в европейских семьях. “Если бы у нас здесь было полно семей, которые брали детей из психоневрологического интерната хотя бы на неделю, если не на 24 дня, как шведы, было бы тоже здорово. Но их очень мало”, - говорила Елисеева.

Илья Сегалович умер пять лет назад, и всем, кто хоть немного его знал, его по-прежнему сильно не хватает. Не потому, что без него “Яндекс” стал каким-то другим. А потому, что он каждый день вдохновлял и помогал не сбиться с пути: прогресс все равно нельзя остановить, даже если поначалу кажется, что ничего не будет работать”.


Источник:

27.07.2018



Система помощи

Инструкция не найдена
Пожертвовать