Зарывают в чужие могилы за большие деньги: как в Киеве хоронят на закрытых кладбищах

Зарывают в чужие могилы за большие деньги: как в Киеве хоронят на закрытых кладбищах

Похоронный бизнес — очень прибыльный. Не случайно для того, чтобы стать директором кладбища, кандидату необходимо занести солидную сумму «кому надо». За каждый шаг, за каждое действие на похоронах нужно заплатить. Люди в горе обычно не спорят. Надо значит надо. Туда сто гривен, туда тысячу: как правило, деньги в траурные дни никто не считает. И эти деньги далеко не всегда оплачиваются через кассу, а чаще всего черным налом оседают в карманах представителей так называемой «кладбищенской мафии».

Знающие люди говорят: в Киеве скоро негде будет хоронить. А это значит, что тарифы могут возрасти в разы. Сегодня за тысячи долларов можно похоронить родственника на закрытом кладбище, где оставлены места лишь для знаменитостей: ученых, актеров, легендарных спортсменов и больших чиновников. Так, недавно журналисты обнаружили на Байковом кладбище между могилами первого украинского космонавта Леонида Каденюка и Героя Украины Левка Лукьяненко свежую могилку какой-то женщины. Фамилию покойницы нам не удалось отыскать в Википедии. В Киевской городской администрации «ФАКТАМ» дали расплывчатый ответ о том, кто выдает разрешение на захоронения на закрытых кладбищах, но от интервью отказались.

— Возможно, там пока еще никто не похоронен, — пояснил «ФАКТАМ» кладбищенский работник по имени Захар (имя изменено). — Просто стоит памятник, а под ним пока пусто. Заплатили деньги, зарезервировали место. Кстати, не факт, что на этом месте не похоронят кого-то другого, кто чуть позже занесет сумму побольше.

— Как так? Если люди заплатили деньги… Речь же идет о немаленькой сумме?

— Официально похоронить человека на закрытом кладбище стоит от 8 до 18 тысяч гривен. А неофициально — все обойдется в три тысячи долларов. Но это — если у вас там, рядом, похоронены родственники. Если же родственников на кладбище нет, а вы хотите именно на одном из центральных кладбищ хоронить, придется выложить 10 тысяч долларов.

То, что вы заплатили деньги вперед, еще ничего не значит. Понимаете, в чем дело? Вы же оформляете могилку неофициально. А директора меняются часто. Пришел новый начальник — а это чей памятник? Я деньги не брал, можно хоронить кого-то другого. Заплаченное вам уже в таком случае не отдадут.

— Значит, любой человек, у которого есть деньги, может похоронить своего родственника рядом с какой-нибудь знаменитостью?

— Нет, не любой. Если вы позвоните директору кладбища или в ритуальные услуги, с вами даже никто разговаривать не будет. Скажут, что на закрытых кладбищах захоронений не ведется даже и за миллион, потому что это — нарушение закона.

— Как же тогда быть?

— Выходить на нужных людей. Вот я, например, знаю подход к кому-то, кто может позвонить выше и организовать. Надо лично быть знакомым с директором кладбища, с чиновником горадминистрации, с депутатом каким-нибудь.

Захар выполняет разную работу на столичных кладбищах уже лет тридцать. И знает много секретов, неизвестных обычным гражданам. Например, он утверждает, что место директора кладбища — очень прибыльное. Но чтобы получить эту должность, нужно занести нужным людям 100 тысяч гривен.

— Такая сумма звучала пару лет, — говорит Захар. — А сейчас, может, и больше. Зарплата директора — от двух тысяч долларов «зелени», а возможно, и значительно больше. Как это подсчитать? Все идет через директора. Место на кладбище, подзахоронение к могилам родственников — это все дополнительные суммы. Ни один памятник без ведома директора не поставят.

В Киеве 27 кладбищ. Они все закрыты, кроме одного — Северного. Всех сейчас хоронят на Северном, если нет связей. В день хоронят по 15 — 18 человек, в месяц — до 500. Вот можете подсчитать, какие суммы вращаются.

— А если все места заняты, но кто-то очень хочет получить должность директора?

— Такие случаи в Киеве были. Уволить директора кладбища всегда найдется за что. Кто-то занес в администрацию большую сумму и сказал: хочу должность. Для него тут же освободили место. Правда, предыдущий директор долго сопротивлялся, давал интервью направо и налево, рассказывал о схемах. Даже судился. Но это ничего не дало. Сумма занесена — судьба решена.

— А кому заносят эти деньги, чтобы стать директором?

— Ну кому… Есть люди в горадминистрации… Не могу их называть.

— Ну, а если взять, например, сторожа? Он хорошо зарабатывает?

— Нет. У сторожа — минималка. У него, правда, есть возможность подзаработать. Например, вы заезжаете машиной и везете с собой памятник, чтобы его установить. И разрешение есть, и все бумаги. Но сторож, если он умеет вертеться, за въезд машины на территорию возьмет с вас гривен 200. Вроде как — добровольный взнос на благоустройство.

— А копачи?

— Копачи получают побольше. Да и возможностей у них для левого заработка хватает. Они могут между делом, скажем, помочь памятник установить. На этом за месяц можно иметь дополнительно тысяч десять -двадцать. Зарплата у них сдельная — от количества выкопанных могил. Опять же, если говорить про официальные расценки, родственники умершего через кассу платят за копачей 1000−1500 гривен. Неофициально — опять же значительно больше. Вот, например, на том же Байковом кладбище копать сложнее — корни деревьев мешают. Копачи могут сами выставить сумму в пять тысяч за могилку.

— Захар, скажите, а в чужие могилы покойников захоранивают?

— Да. Есть и такое. Кому-то очень хочется похоронить родственника на территории Киева. Как я уже рассказывал — в столице из 27 кладбищ открыто только одно, и то — в сторону Броваров. Так вот, всегда есть на примете могилки, к которым уже давно никто не приходит. За определенную сумму можно похоронить своего родственника в чужой могиле.

— Прямо с чужими останками?

— И такое может быть. Я скажу, может быть, парадоксальную вещь, но в похоронном бизнесе нет ничего святого. Могут зарыть новый гроб поверх остатков предыдущего. А могут выкинуть остатки сгнившего гроба или кости… на помойку. Кому до этого есть дело? Все равно к этому покойнику уже давно никто не приходил.

— А если спустя полсотни лет правнук из Америки захочет навестить могилку своего родственника?

— Ну, если докажет, что на том месте был похоронен его прадедушка, то пусть подает в суд. Его право.

— А родственников в одну могилу можно хоронить?

— Есть закон, по которому, кажется, через 20 лет после смерти одного родственника, в ту же могилу можно похоронить другого. У меня так мама похоронена. Она сверху, а дедушка — ниже.

— На закрытых кладбищах и сегодня в открытую хоронят, например, криминальных авторитетов…

— А кого им бояться? На любом столичном кладбище криминальных авторитетов хоронят на центральных аллеях. Они же деньги платят.

— Захар, раз уж зашла речь о бандитах… Правда, что они хоронят, скажем так, криминальные трупы в чужих могилах?

— Правда. Я сам один раз был свидетелем такого. В поминальные дни обычно много работы, и я решил заночевать в сторожке. Вечером приезжают братки. Говорят сторожу: мы тут ближе к ночи заедем на машине, не выходите никуда из помещения. А кто спорить будет? Приехали на фургончике, уже когда темно было. Заехали на территорию. Через полчаса вернулись, отозвали сторожа, дали ему денег. Потом накрыли нам стол, посидели с нами, выпили, закусили и уехали.

Как вы думаете, что они там делали ночью? Своего покойника похоронили в вырытой для кого-то другого яме. Немного углубили, положили труп, засыпали его землей. А на следующий день в той же яме сверху над чужим трупом похоронили какого-то человека. Родственники покойного об этом ничего не знали.

— Это могло произойти без ведома директора кладбища?

— Нет. Братки же не искали вырытую яму для завтрашних похорон. Они четко знали, где она находится. Вроде бы тысяча долларов — такую сумму нужно заплатить директору кладбища, чтобы криминального жмура прикопать в чужой могиле.

— А как хоронят бомжей, неопознанные трупы?

— Их просто сжигают. Некоторое время пепел неопознанного где-то хранится. А если за ним так никто и не приходит — могут выбросить на мусорку.

— Зная такие секреты, не страшно продолжать работать на кладбище?

— Покойников я точно не боюсь. Тут больше бомжей бояться надо. Даже не бандитов — они не тронут просто так. Мой коллега недавно работал с памятником. Подошли два бомжа, стукнули его по голове и забрали массивную золотую цепь с ладанкой.

— Бомжам вольготно на кладбище?

— Летом они там и спят, и любовью занимаются, и костры жгут. Ночью летом на кладбища лучше не заходить.

По информации «ФАКТОВ», столичные кладбища уже давно переполнены. На Берковцах — 700 тысяч могил, на Байковом — полмиллиона. На единственном пока еще открытом Северном кладбище на сегодня насчитывается до 600 тысяч захоронений.


Источник:

07.09.2018



Система помощи

Инструкция не найдена
Пожертвовать